Ребёнок играющий: городские исследования детского счастья

Автор: Дарья Бычкова
Источник

В 2010 году ООН объявила, что более 50% населения Земли теперь живет в городах, но мало кто обратил внимание на то, что ровно половина этого городского населения младше 18 лет. Обычно город рассматривается как враждебная детям среда, откуда надо их увозить хотя бы на лето. Можно ли сломать стереотипы и сделать город местом, где ребёнок чувствует себя счастливым, а комфорт и безопасность не ущемляют детской свободы? Мы начинаем цикл материалов, в которых разбираемся, как превратить город в пространство, дружественное детям. 

Фотография: Chris Bruntlett

 

Английский педиатр и психоаналитик Дональд Винникот ещё в середине ХХ века сформулировал принципы создания «поддерживающей среды», которая не навязывает ребёнку развитие в жёстко заданном направлении, но обеспечивает возможности для физического и духовного роста, тем самым позволяя ему самому определить своё место в обществе и стать самостоятельной личностью. Какими характеристиками должно обладать городское окружение, чтобы стать для ребенка этой самой «поддерживающей средой»?

Чиновники, педагоги и социологи обратили пристальное внимание на проблему детства в бетонных джунглях и задумались, насколько они понимали истинные нужды ребёнка, растущего в городе? Выяснилось, что счастье городских детей зависит не от благосостояния страны в целом и её граждан в частности, но от того, как взрослые понимают это самое детское счастье. Понять спектр потребностей детей разных слоёв населения помогли два фундаментальных исследования: Growing Up in Cities («Расти в городе»), проведённое в 70-х годах ХХ века урбанистом и городским планировщиком Кевином Линчем, и его обновленная и расширенная версия — Growing Up in an Urbanizing World («Расти в урбанизированном мире»), выполненная в 90-х годах Луиз Чавла. Оба исследования проводились при поддержке фонда UNESCO и ставили целью узнать у самих детей, как они оценивают пространство, в котором живут и играют, и каким они бы хотели видеть его через 10 лет.

Фотография: theqspeaks / Flickr.com
Дети играют на лужайке перед пожарной частью в Вашингтоне

 

Результаты оказались неожиданными: местами, где дети чувствовали себя наиболее счастливыми, стали Ла-Бока и Барракас — одни из самых бедных районов Буэнос-Айреса; Сатья-Нагар — район спонтанной застройки в Бангалоре, Индия; Повисле — старый рабочий район Варшавы и два места в норвежском Тронхейме. А наиболее изолированно дети чувствовали себя в благополучных США, Англии, Австралии и ЮАР.

Оказалось, детям нравится там, где царит дружелюбный настрой, общественные места открыты и доступны для всех, где есть возможность найти много друзей и иметь «свой» уголок для свободной игры, а также участвовать в событиях внутри сообщества.

 

Чего хотят дети?

Что нужно детям от города и что могут сделать взрослые для того, чтобы обеспечить ребёнку комфорт и безопасность в игре, не ущемляя его свободы?

Фотография: Mr Moss / Flickr.com
Празднование Хэллоуна на площади Бермондси в Лондоне

 

Самостоятельно гулять. Среди важнейших факторов городской «дружелюбности» дети назвали, переводя на взрослый язык, возможность беспрепятственно передвигаться по району без сопровождения старших. В процессе гуляния (а не чинной прогулки) дети познают разнообразие мира, но здесь серьёзной проблемой становится автомобильное движение в районе. Действенной ответной мерой может служить так называемое «успокоение движения» (traffic calming) посредством организации велодорожек, расширение тротуаров и развитие сети общественного транспорта. Надо заметить, что эти шаги делают безопасным передвижение по городу не только детей, но и взрослых. Например, в 1976 году в Дании был выпущен закон, обязывающий местные муниципалитеты обеспечить безопасность детей на пути в школу. В сочетании с разработкой системы разведения скоростных автомобильных дорог с велосипедными дорожками и пешеходными зонами, этот проект сделал датские улицы, прежде печально известные высоким уровнем пешеходной смертности, образцом безопасности.

 


Фотография: podiceps60 / Flickr.com
Принцип «успокоения движения» в действии на Ломбард-стрит в Сан-Франциско

Планировка самого района также играет важную роль в вопросе свободы передвижения. Здесь уместно вспомнить интересный трюк, придуманный американскими урбанистами, — так называемый «попсикл-тест». Смысл его прост: если 8-летний ребенок может самостоятельно отправиться в магазин за фруктовым мороженым на палочке, известным как «попсикл», и вернуться домой до того, как оно растает, — велика вероятность, что район, в котором он живёт, неплохо спланирован. А вот наличие маргинальных личностей и «страх незнакомства» оказались факторами, важными в основном для родителей. Дети сами прекрасно учатся определять места сбора подозрительных типов и всегда обходят их стороной. Кроме того, первые этажи зданий жилых домов, отданные под магазины, кафе и парикмахерские, обеспечивают постоянный поток людей на улице и делают её безопасной.
Играть на природе. Песок, земля, вода, деревья и спортивные площадки в шаговой доступности от дома тоже нашли своё место в детском списке. В ответ на этот запрос около 30 лет назад в Дании, а потом и в Германии, вместо стандартных игровых стали появляться приключенческие детские площадки и даже городские фермы, например известная Kolle-37 в Берлине, где ребёнок может ухаживать за животными и огородом. Впрочем, родителям пришлось побороться за признание таких игровых ферм. Муниципальные власти долго не соглашались с пользой такого развлечения, зато сейчас эти фермы даже получают бюджетное финансирование.


Фотография: Kofi Boone / Flickr.com
«Природная» игровая площадка в Норвегии

Быть горожанином. Дети счастливы, когда они могут почувствовать себя горожанами наравне со взрослыми. Выяснилось, что участие детей в решении вопросов, влияющих на жизнь района, даёт им сильное ощущение принадлежности к сообществу и мотивирует проявлять заботу о своём окружении. Вовлечение детей в процесс планирования через исследовательские прогулки по району и воркшопы впервые стало практиковаться в Германии, потом в Дании, Голландии и странах Скандинавии. Сегодня эти примеры можно найти по всему миру — от Японии до Канады. И опять оказалось, что от этого выиграли не только дети, но и планировщики, которые получили новое видение и новый подход к работе с пространством.
Свободно выбирать, где и когда играть. Как оказалось, степень свободы ребенка в игре сегодня сильно ограничена мерами безопасности: сами родители не готовы поступиться своей осторожностью и подарить своим детям возможность рисковать даже ради повышения познавательной активности. В 2007 году ЮНИСЕФ опубликовал отчет о благополучии детей в развитых странах, в котором Великобритания оказалась на последнем 21-м месте. Правительство страны отреагировало довольно быстро: была принята стратегия свободной детской игры и выделено около 400 млн фунтов на обустройство приключенческих площадок по всей стране. В Лондоне принципы, согласно которым дети должны быть обеспечены возможностью играть в открытом пространстве города, стали частью градостроительной программы. Результаты не заставили себя долго ждать и в следующем аналогичном отчёте Великобритания поднялась на шесть пунктов вверх по списку. На этом британское правительство не остановилось: исполнительный комитет страны по вопросам охраны труда и безопасности принял резолюцию в поддержку детской свободы в городе — у детей теперь есть право брать на себя часть рисков и ответственности в игре.

 

Еще один способ сделать город большой игровой площадкой для детей — разместить различные игровые элементы на улицах. Ими могут стать объекты современного уличного искусства: появление неожиданных интригующих деталей, чего-то, что кажется сделанным «не по правилам», развивает детское воображение и создаёт игровое пространство внутри города. Например, в Германии подобные элементы выбирает местное сообщество, а вот устанавливают их и поддерживают в порядке магазины и кафе.

 

Фотография: Koji Okumura/Forward Stroke / EARTHSCAPE Landscape Architecture
Удобное для детей и их родитей общественное пространство «Лала-Порт» в Тойосу, Токио

 

Шаг навстречу детям: глобальные и локальные инициативы

Создание такой физической среды и структуры общества, которые способны обеспечить непрерывное благополучие каждого ребенка в любой момент его жизни, стало одной из фундаментальных идей программы ЮНИСЕФ «Город, дружественный детям» (Child Friendly Cities), запущенной в 1996 году. При этом методика учитывает, что в разных странах проблемы могут варьироваться. Если в экономически слабых странах на первом месте базовые потребности (еда, вода, медицинское обслуживание), то в развитых странах на первый план выходят проблемы прав ребенка — на игру и принятия участия в решении вопросов, влияющих на его жизнь.

Согласно требованиям программы, если город берёт на себя обязательства стать дружелюбным детям, он должен выстраивать всю систему местного управления в соответствии с принципами Конвенции о правах ребёнка, а специально созданный секретариат — распространять информацию об этой инициативе и о проектах по обеспечению соблюдения прав ребёнка на местном уровне.

Параллельно глобальной инициативе в некоторых странах стали появляться и движения «снизу». Новые сообщества и группы родителей отвергали чрезмерную опеку и выступали за бóльшую свободу своих детей в обществе. Среди них — «Дети без привязи» (Free range kids) американской журналистки Линор Скинази или группы сторонников теории воспитания Тима Гилла. Получив распространение среди прогрессивных родителей, некоторые из подобных инициатив начали доходить до уровня местного управления и даже повлияли на государственную политику страны в отношении ребёнка. Так произошло в Великобритании, где свобода детской игры была провозглашена на государственном уровне.

К глобальной инициативе «Город, дружественный детям» в 2007 году присоединилась и Россия. В мае 2011 года РИА Новости в рамках проекта «Социальный навигатор», основываясь на критериях, предложенных ЮНИСЕФ, подготовило рейтинг российских городов. В то же время участники общественной организации «Город-друг» провели независимую оценку критериев и пришли к выводу, что в России при определении «дружелюбности» города учитывались скорее показатели доступности определенных составляющих (образования, услуг, элементов среды), а показатели качества уходили на задний план. Доктор Карен Малоне, которая занималась программой «Город, дружественный детям» в Казахстане, отметила, что они ещё раз изучили методику оценки, применяемую в России, и признали её несостоятельной.

Фотография: Ира Кайдалина для «Город Друг» при поддержке «Проект Белый Город»
«Стройки счастья» на дизайн-заводе «Флакон»
Яркий пример: при определении процента зелёных насаждений в городе учитывалась общая площадь парков и садов, но при этом совершенно не принимались в расчёт качество и характер этих насаждений, их географическая доступность и безопасность. Абсолютно не учитывались такие ключевые моменты как участие детей в принятии решений, комфорт и безопасность среды для детей с ограниченными возможностями, а также ощущение добрососедства.

Москва, например, по показателям проходит как один из лучших «детских» городов, однако, в реальности детям в столице живётся нелегко. Существуют отдельные точки городского пространства, в которых детям будет комфортно, весело и безопасно, но эти редкие островки детского счастья мало влияют на общую неутешительную картину. Оказываясь за пределами таких островов, ребёнок ощущает себя во враждебной среде: город не предполагает использования детьми.

В любом случае, благополучие детей в российских городах больше не должно заботить мировое сообщество. 31 декабря 2012 российский офис ЮНИСЕФ прекратил свою работу «в связи с наращиванием экономического и донорского потенциала Российской Федерации».

Не забудьте подписаться на обновления блога:

Блог Лены Даниловой "Живите сегодня!"